Новые треки эминема 2018


В конце концов все равно значительная часть текстов рэперов «Антихайпа» сводится к провокации и мамо. «Русская культура слишком великая, чтобы оскорбить ее фразой „мать “. Эти вещи могут задевать людей, но это значит, что с людьми что-то не так. Когда ты говоришь: „Ты лох“ — и зрителя это задевает, то он действительно лох. А вот если он это слышит и представляет, как он абстрактному какому-то дураку говорит: „Ты лох“, значит, он правильно двигается и может понять антихайп, — продолжает Букер. — Бывают провокационные заявления, но к ним нужно относиться с пониманием — как сказал Леха Никонов (поэт, участник группы «Последние танки в Париже». — Прим. ред.), в первую очередь важны эмоции. Мамо — это условность, просто провокационные строчки». СД добавляет: «В 2007 году, когда мы со Стимом были первыми, кто в России использует эти фразы, нам казалось это дико прикольным. Мы чувствовали себя новаторами, думали: почему до этого никто так не делал? Потом поняли, что слишком большое количество подростков начало нам подражать, вести себя как конченые мудаки. Кстати, на Федю (Букера. — Прим. ред.) это тоже повлияло — ты видел его баттлы? Там „-пармезан“, ну что это такое?»

CД уверен, что шоковый порог уже пройден и слушатели научились воспринимать провокацию как естественную особенность сцены: «Возможно, мы запустили очередной элемент естественного отбора — неудивительно, что за майки „Антихайп“ уже кого-то спрашивают. Но если в 13 лет это кому-то и не кажется иронией, то подрастут — и покажется. Я лет в пять-шесть слушал группу „Дюна“, и мне это казалось максимально серьезным». «Если человек знает слово „“, у него должна быть какая-то самоответственность. А нет — значит, родители плохо воспитали», — подытоживает Букер.

Его собственные тексты, как и последний альбом СД, значительно отличаются от пересмешничества Замая и Гнойного, напоминая, скорее, очень умеренную пародию на более привычный русский рэп. «Начинал с 50 Cent, Эминема и Оксимирона. Учился на философском в СПбГУ. В какой-то момент начал баттлить на SlovoSpb, потом меня позвали на Versus и другие площадки: 140 BPM и „Рвать на битах“», — рассказывает о своем творчестве Букер. Он также называет себя Молодым Чинаски — альтер эго Чарльза Буковски — и транслирует характерные гедонизм и мачизм с оглядкой на аудиторию: «если мне скучно ее трахнуть, она мне присылает мемы», «лучший чокер — мои руки на ее шее». Свои треки Букер разбавляет эдлибами на манер молодых рэперов из Атланты и референсами на «Пилу» и «Джона Уика». Вместо устаревшего фараоновского «скер-скер» — «эщкере», популяризированное рэпером Face. «Фейс — [отличный]. Моя подруга ходила на лекцию культуролога, который разбирал феномен русского рэпа и его значение эминема для культуры. В частности, он рассматривал тексты Оксимирона, Луперкаля и Фейса. Он сказал, что все бессодержательны, кроме Фейса. Более того, Фейс социально опасен, потому что он не рефлексирует, а просто передает поток сознания. По-моему, это шикарно. Чистая харизма, человек транслирует себя таким, какой он есть», — рассказывает Букер, вспоминая, как они встретились в Москве на фестивале этим летом. С Фейсом познакомился и Слава КПСС — об этом свидетельствуют совместные сторис в инстаграме из столичного бара «Камчатка». «Вот этот телефон заряжается от зарядки Фейса. Это не [ложь], — характерно шутил Карелин, крутя пауэрбанком перед камерой, — отныне и впредь Ваня Face в „Антихайпе“».

Иван Дремин, он же Face, резко набрал популярность такими треками, как «Гоша Рубчинский» (почти 4 миллиона просмотров), «Мне [все равно]» (2,5 миллиона просмотров) и «Бургер» (1,5 миллионов просмотров за три недели») — боевиками вполне в духе «Антихайпа», только радикально проще, звучнее и с хорошим продакшеном. «Я не считаю, что в регрессии есть что-то плохое, это естественный процесс. Сыр с плесенью по объективным причинам является ужасным, но лично мне он нравится», — объясняет Букер. По его мнению, регресс неизбежно заканчивается прогрессом, и Face тому лучшее доказательство: «Он усложняет свое творчество. Трек „Baby“ очень жизненный для молодых лет 17–18. Безответная любовь новые треки эминема 2018 умирает, когда закрываются двери социальных сетей». СД не согласен с этой линейной концепцией: «Рэп — это не прогресс, а рефлексирование. Иногда получаются действительно серьезные музыкальные произведения или социальные манифесты, но в основном это просто эмоции автора в данный момент. Раньше люди на гитаре играли или дневник вели, а сейчас вот рэп записывают».

«Антихайп — вжух, и я вернул 2007-й», — с этого начинается последний альбом Виктора СД. «В то время мы работали вместе с Серегой и Стимом. Объездили всю страну, пели странный на тот момент рэп. Почему странный — тогда пели „в жизни так бывает” и про улицы, а мы пели другую [фигню]. Жанр называется баттл-рэп — его популяризировал Оксимирон, тогда все еще говорили: ужас, как можно трахать чьих-то мам?» — вспоминает СД. На релизе также можно услышать песни про любовь («Для меня ты подарок, / Может, даже важнее, чем воздух»). В треке «Ануннак» СД возвращается к юмору и ненависти, столпам «Антихайпа»: «Я главный жид-рептилоид… повелевал, маму ». Один из хайлайтов альбома посвящен видеоблогеру Руслану Гительману, который в своих обзорах открывает все новые и новые изощренные способы покурить сигареты. «Увидел его выпуск и понял: надо помочь этому парню, — рассказывает СД. — Теперь там реклама „Вулкана” везде. Просмотры растут, значит, он станет новым Хованским».


Источник: http://www.the-village.ru/village/weekend/industry/280986-antihype



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Эминем Википедия Убежище смотреть фильм 2018

Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018 Новые треки эминема 2018